Патентование "фибоначчиевых" изобретений

Как показывает история всей российской, а затем и советской науки, признание отечественных научных направлений, как в России, так и Советском Союзе, всегда начиналось только после того, когда то или иное направление получало высокую оценку на Западе. История патентования советских "фибоначчиевых" изобретений берет начало в Австрии после выступления проф. Стахова на объединенном заседании Кибернетического и Компьютерного обществ Австрии 3-го марта 1976 г.

По результатам этого выступления Посол СССР в Австрии Иван Ефремов направил письмо в Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике и Министерство Высшего и Среднего Специального Образования СССР. Письмо было датировано 2 апреля 1976 г. и имело следующее содержание:

"В период с 8-го января по 5 марта 1976 года по приглашению Австрийского министерства науки и исследований в Австрии в научной командировке находился зав. кафедрой информационно-измерительной техники Таганрогского радиотехнического института профессор, доктор технических наук Стахов Алексей Петрович. За период командировки проф. Стахов А.П. познакомился с работой ряда кафедр Венского и Грацкого технических университетов, Инсбрукского университета и Института обработки информации Академии Наук Австрии. В заключительной стадии командировки проф. Стахов А.П. выступил с двумя докладами на объединенном семинаре математических кафедр двух Грацких университетов и совместном заседании компьютерного и кибернетического обществ Австрии.

Выступления проф. Стахова А.П. вызвали большой интерес австрийских ученых к проблематике его исследований. Один из крупнейших математиков Австрии директор 1-го математического института Грацкого университета проф. Айгнер в своем отзыве пишет: "Оригинальные идеи проф. Стахова А.П. в области алгоритмической теории измерения и компьютерной арифметики представляют значительный интерес с точки зрения теоретической арифметики и теории чисел. В процессе доклада, а также в результате длительной личной беседы я имел возможность ближе узнать и оценить глубокие идеи проф. Стахова" (отзыв проф. Айгнера прилагается).

Исследования проф. Стахова А.П. касаются оснований арифметики цифровых вычислительных машин. В этом направлении ему удалось построить оригинальную теорию новых двоичных систем счисления (так называемых "фибоначчиевых" систем счисления), которые обладают по сравнению с классической двоичной системой счисления новым качеством - высокой способностью обнаруживать ошибки в вычислительных машинах. Эта теория открывает новые перспективы в повышении информационной надежности ЦВМ и создает предпосылки для создания высоконадежных самоконтролирующихся ЦВМ. Эта часть доклада вызвала особенно большой интерес у австрийских ученых, занимающихся разработкой ЦВМ. В настоящее время в Австрии интенсивно задачей повышения информационной надежности ЦВМ (особенно ЦВМ специального назначения) и есть все основания предполагать, что в Австрии (в частности, в лаборатории фирмы "IBM") начнут заниматься практической реализацией "фибоначчиевых" систем счисления.

С целью закрепления приоритета советской науки в этом направлении считаем целесообразным выступить со следующими предложениями:

  1. С учетом выраженного интереса у австрийских ученых к изобретению проф. Стахова А.П. по вопросу создания новой системы исчисления на основе "фибоначчиевых" чисел (создание самоконтролирующихся ЦВМ) считали бы целесообразным ускорить процесс оформления его заявок на изобретение, что позволит также сохранить приоритет советской науки и, возможно, получить экономический эффект.
  2. Проф. Стахову А.П. (через проф. Альбрехта, Инсбрукский университет) удалось установить научные контакты с рядом ведущих ученых ФРГ в области информатики и вычислительной техники. По-видимому, целесообразно было бы способствовать дальнейшему развитию контактов проф. Стахова со специалистами Австрии и ФРГ.

Посол СССР в Австрии             И. Ефремов

Следствием этого письма было решение Госкомизобретений о патентовании изобретения проф. Стахова ("фибоначчиева" арифметика) во всех ведущих странах-продуцентах средств вычислительной техники, включая США, Японию, Германию, Англию, Францию, Канаду и др. страны.

Как известно, для получения зарубежного патента оформляется соответствующая заявка на изобретение с учетом требований патентного ведомства той или иной страны, и эта заявка подается в это ведомство с ходатайством выдать патент на изобретение. Надо отметить, что патентное ведомство любой страны не заинтересовано в выдаче патента, потому что это ущемляет права собственных производителей, и с этой целью проводится весьма тщательная патентная экспертиза, которая во многих случаях заканчивается отказом в выдаче патента. Необходимо также отметить, что все услуги по патентованию (даже в случае отрицательного решения) оплачивает страна, которая ходатайствует о выдаче патента. Вот почему решения о патентовании советских изобретений за рубежом (особенно в области электроники и вычислительной техники) принимались только в исключительных случаях и осуществлялось на государственном уровне. Именно таким исключительным случаем оказалось и изобретение проф. Стахова (вернее комплекс изобретений).

Основная цель патентования, как следовало из письма посла СССР в Австрии, состояла в том, чтобы "защитить приоритет советской науки". Предметом патентования была новая компьютерная арифметика. Однако в соответствии с патентными законами большинства стран невозможно получить патент на математическое изобретение, каким, в сущности, и была "фибоначчиева" арифметика. Поэтому возникла мысль о косвенной защите этой арифметики через компьютерные устройства, ее реализующие. Такими устройствами являются регистры, счетчики, сумматоры, множительные и делительные устройства и т.д., то есть основные операционные устройства Фибоначчи-компьютера. При этом желательно было придумать такой оригинальный операционный элемент, который мог бы "потянуть" на пионерное изобретение, на основе которого можно было бы создать все остальные операционные элементы. В результате таких рассуждений родилась идея многозвенной формулы изобретения, первый пункт которой и защищал бы пионерное "фибоначчиевое" изобретение.

Что же должно было стать пионерным "фибоначчиевым" изобретением? Анализ "фибоначчиевой" арифметики показал, что основными операциями "фибоначчиевой" арифметики являются так называемые "свертка" и "развертка" фибоначчиевых разрядов, то есть такие операции над фибоначчиевым представлением, когда кодовая комбинация 011 заменяется на кодовую комбинацию 100 ("свертка") и наоборот ("развертка"). Если в коде Фибоначчи выполнить всевозможные "свертки", то мы получаем "минимальное" фибоначчиевое представление, в котором две единицы рядом не могут присутствовать. Поэтому главным объектом патентной защиты стал новый операционный элемент компьютерной техники, который был назван "устройством приведения кода Фибоначчи к минимальной форме". Функционирование этого элемента было основано на операциях "свертки" и "развертки".

Этот элемент не имел прототипа и был признан затем в СССР и других странах изобретением пионерного характера. Затем были разработаны другие операционные элементы Фибоначчи-компьютера (в частности, счетчики и сумматоры). Это также были новые элементы компьютерной техники, но они не были пионерными изобретениями, поскольку все они основывались на "устройстве приведения кода Фибоначчи к минимальной форме".

С экономической точки зрения (стоимость патентования) выгоднее патентовать заявку на изобретение с так называемой многозвенной формулой. По существу речь шла о такой крупномасштабной заявке, которая включала бы в себя несколько десятков технических решений, объединенных общей идеей и общей формулой изобретения. Вот такой и была первая заявка на изобретение Фибоначчи-компьютера. Ее центральным (пионерным) техническим решением стало устройство приведения кода Фибоначчи к минимальной форме, на основе которого строились все остальные операционные устройства Фибоначчи-компьютера.

Первая заявка, принятая к патентованию, содержала свыше 200 страниц текстового материала, около 100 рисунков (операционные устройства и их элементы), а многозвенная формула изобретения состояла из 85 пунктов. Это означало, что заявка, предлагавшаяся для патентования, содержала 85 технических решений, то есть 85 изобретений. Всего же к патентованию было принято 12 заявок.

Патентование осуществлялось в 8 странах (США, Япония, Англия, Франция, ФРГ, Канада, Польша и ГДР). Для этого каждая из 12 заявок составлялась с учетом патентного закона каждой страны и затем переводилась на соответствующий язык. Таким образом, по каждой заявке авторам изобретений (и прежде всего Проф. Стахову) приходилось работать с 8 экспертами-патентоведами (специалистами по патентным законам соответствующих стран) и с 5 техническими переводчиками (английский, французский, немецкий, польский и японский языки).

Каковы же итоги "фибоначчиевого" патентования? Имя проф. Стахова стоит первым в описании 65 зарубежных патентов, выданных патентными ведомствами США, Японии, Англии, Франции, ФРГ, Канады, Польши и ГДР.

Патент США № 4 187 500 'Метод и устройство приведения р-кодов Фибоначчи к минимальной форме'
Патент США № 4 187 500 "Метод и устройство приведения p-кодов Фибоначчи к минимальной форме"

О чем свидетельствует эти патенты? Прежде всего, о том, что идея Фибоначчи-компьютера имеет мировую новизну, так как западная патентная экспертиза не сумела ничего противопоставить советским "фибоначчиевым" изобретениям. А это означает, что "фибоначчиевые" патенты есть ни что иное, как официальные юридические документы, подтверждающие приоритет проф. Стахова и советской компьютерной науки в новом направлении в области компьютерной техники.

Но для того, чтобы понять "фибоначчиевые" патенты, нам необходимо углубиться в ту необычную компьютерную арифметику, которая была разработана проф. Стаховым и его учениками и стала основой патентов, защищающих Фибоначчи компьютер. И для этого мы приглашаем Вас посетить следующие страницы нашего Музея. Следуйте за нами!